14:53 

И снова они

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
А вот давно я про зомби на всеобщее обозрение не писала, да?

Ну вот будет сейчас два раза подряд.
Вот это было написано под впечатлением потрясающего арта Dylan Stilinski. Я столько раз говорила о её артах в превосходных степенях, что мой бедный словарный запас кончился, так что просто смотрите. Вообще арты парные, так что пусть их два и будет.



Оригинал лежит здесь

Название: В глазах смотрящего
Канон: In the Flesh | "Во плоти"
Автор: Amnezyna
Размер: драббл, ~800 слов
Пейринг/Персонажи: Кирен/Саймон
Категория: слэш
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: всё не моё, все не мои, ничего не извлекаю, прочь из моей головы
Предупреждение: эпоспафос, символизм, красивости


Момент, которого больше всего боялся Саймон, настал буднично и неожиданно. Кирен, протискиваясь между стеной и стулом, на котором он сидел, вдруг испуганно сказал:
- Саймон, у тебя кровь.
- У меня не может быть крови, дурачок, - Саймон развернулся к нему лицом, стараясь спрятать то, что увидел Кирен.

Всё это время он не позволял Кирену помогать себе с уколом, и каждое утро ему приходилось изгибаться, чтобы достать шприцем до тёмного отверстия между седьмым и восьмым позвонками. Он чувствовал натяжение нитей, которые держали края разрезающей спину раны, и отстранённо думал, что будет, когда одна из них всё-таки прорвёт кожу.

- Дай посмотреть, - Кирен протянул руку, Саймон увидел в огромных глазах тревогу, и понял, что ему придётся это сделать.

Он встал, расстегнул толстовку и позволил ей соскользнуть до запястий. Так, связанным, он и повернулся к Кирену спиной. Он ждал чего угодно — возгласа отвращения, ужаса. Молчания он тоже ждал. И оно наступило. Саймон осторожно посмотрел через плечо. Кирен стоял, вцепившись в спинку стула так, что Саймон готов был услышать треск дерева, и смотрел на его спину, медленно скользя взглядом вверх и вниз. Наконец он поднял глаза в очередной раз, и их взгляды встретились.

- Что это? - одними губами спросил Кирен.

Цена того, что мы с тобой можем разговаривать, мог сказать Саймон. Доказательство того, на что могут пойти живые из страха перед нами, мог сказать Саймон. Но он только повёл плечами и произнёс то же, что и несколько недель назад:

- У всех нас свои шрамы.

Кирен встряхнул головой и ещё крепче сжал пальцы на деревяшке, сделал резкий вдох носом — Саймон давно заметил за ним эту пережившую смерть привычку: дышать, словно это чем-то помогает, - и хрипловато спросил:
- Что я должен сделать?

Саймон выпрямился, выдернул руки из рукавов толстовки, смял её, бросил на диван и вновь развернулся к Кирену, глаза которого словно стали ещё больше.
- Ты ничего не должен. И если ты не можешь, я пойму.
- Нет, - Кирен затряс головой, наконец выпустил из рук многострадальный стул и повторил: - Что я должен делать?
- Для начала — взять иголку, - усмехнулся Саймон.

Иглу с нитью Кирен держал так, словно они были смертельно ядовитыми. Саймон потрепал Кирена по плечу, взял его за подбородок двумя пальцами и чуть приподнял, чтобы заглянуть в глаза.
- Не бойся сделать мне больно. Я ничего не почувствую.

Он опустился на колени и развёл руки в стороны, соединяя лопатки так, чтобы края шрама сошлись ближе, опустил голову. И вспомнил, что последний раз его руки были привязаны к металлической раме там, в Норфолке. Сейчас они висели в воздухе, он напрягал мышцы, удерживая их, он сам распинал себя на несуществующей дыбе, а позади стоял Кирен с иглой в руках. Он поднял голову и обернулся ещё раз. Кирен смотрел на него так...

...как смотрел он сам, когда Кирен поднимал руки вверх, потягиваясь, и футболка собиралась на его плечах, открывая тёмное пятно - след от укола. Оно так неуместно на выбеленной коже, тронутой россыпью почти незаметных веснушек, будто облетевшей с древних икон позолотой, что Саймон хотел и не мог оторвать взгляд. Он никогда не видел ничего настолько же отталкивающего и в то же время притягательного. Изъян Кирена, печать немёртвого, которую ему придётся носить на своей коже вечно, уродлива, но она — часть Кирена, она подчёркивает его совершенство, пятная как клеймо, поставленное в самом центре прекрасной картины.

Сейчас в глазах Кирена он читал то же, что испытывал тогда. Поймав взгляд Саймона, Кирен испуганно моргнул, облизнул губы — ещё одна живая его привычка, - и быстро опустился рядом с ним. Саймон держал руки разведёнными, чувствуя, как они начинают дрожать от напряжения. Кирен положил пальцы на его плечо, скользнул дальше, к локтю, взял его за запястье и надавил, заставляя опустить руку.

- Расслабься.

Слово прозвучало над самым ухом, Саймон прикрыл глаза и вновь опустил голову. Он представлял себе лицо Кирена, как он сосредоточенно, наверняка закусив губу, вонзает иглу в кожу, протягивает нить, соединяя разорванные края. Он наверняка морщит лоб и хмурит брови, как во время рисования, если у него что-то получается не так, как он хочет. Сейчас он ставит свою отметину на Саймоне, скрепляя печать его бессмертия своими стежками. Губы Саймона разошлись в улыбке.

Ладонь Кирена легла на его плечо. Саймон обернулся и накрыл пальцы Кирена своими. Сжал, поднёс к губам и поцеловал.

- Спасибо, - тихо произнёс он. - Прости, я понимаю, что на это тяжело смотреть.

Кирен отрицательно покачал головой. А потом положил ладонь ему на спину, поверх шрама, не дотрагиваясь до него, а закрывая — и провёл вдоль позвоночника, осторожно, едва касаясь.

- Не тяжело. Больно. И Саймон, - он отвёл взгляд на мгновение, потом вновь посмотрел ему в глаза, с вызовом, приоткрыл губы, но так и не произнёс ни слова.

Но Саймон всё равно услышал их. Он сам произнёс их давным-давно в телефонную трубку.

"Ты прекрасен".




Оригинал лежит здесь

Название:Размытая граница
Автор: Amnezyna
Размер: мини, ~1400 слов
Категория:слэш
Жанр: флафф
Пейринг/Герои: Саймон/Кирен
Рейтинг: PG-13 автор для себя ставит R, но R только у него в голове
Примечания: 1. Написано на заявку 1 тура микрофеста "Саймон/Кирен, мытье в ванне". Кирен моет Саймона, очень смущается, стараяется быть очень аккуратным. Очень комфорт. Таймллайн - после спасения Кирена, у Саймона уже есть шрам от пули.
2. Логическое и сюжетное продолжение драббла "В глазах смотрящего"
3. Внезапная смена POV.


На следующий день после того, как Кирену пришлось зашивать его спину, он потребовал от Саймона – именно потребовал, а не попросил, - показать ему рану ещё раз. Убедившись в том, что нити держались на месте, Кирен вроде бы успокоился, но потом Саймон заметил, что он постоянно и сосредоточенно следит за каждым его движением. Он кидался за курткой Саймона, если они собирались выйти из дому, прыгал впереди него, если Саймон тянулся взять что-то с верхней полки, незаметно (по крайней мере, Кирен думал, что делает это незаметно) подсовывал ему подушку или плед, если они садились на диван. Он только что не бросался отодвигать для него стул, хотя, Саймон был уверен, что Кирену стоило большого труда удержать в себе этот порыв. Много раз Саймону хотелось сказать что-нибудь вроде: «Я не хрустальный, прекрати», но заботливость Кирена была настолько трогательно неуклюжей, что слова застревали в горле. Неловкость, которая до этого сквозила в каждом жесте Кирена, постепенно исчезала, вытесненная желанием помочь. Саймон ощущал себя непривычно – слабым. Не помогающим и поддерживающим, а объектом помощи и поддержки. И Саймон с удивлением осознал, что ему это нравится. Поэтому он молчал, делал вид, что ничего не замечает и только улыбался, когда Кирен смотрел в другую сторону.

Последние несколько дней Кирен просиживал у Саймона дольше, чем обычно, как будто боялся оставить его одного, а сегодня и вовсе задержался в бунгало допоздна. Саймон обдумывал, как предложить ему остаться на ночь, но так, чтобы не смутить: в разговоре с Киреном обо всём, что касалось их двоих, он чувствовал себя, как на минном поле, и слова приходилось подбирать с утроенной тщательностью.

Кирен сосредоточенно чертил что-то на клочке бумаги, может, даже его портрет – он редко показывал нарисованное, чаще комкал и рвал или же прятал в карман. Саймон не настаивал.

Он поднялся с дивана, и Кирен тут же отвлёкся от своего рисунка.
- Мне надо принять душ, - сказал Саймон.
- Тебе помочь? – слова явно слетели с губ Кирена раньше, чем он понял, что именно произнёс.

Саймон был уверен, что будь Кирен живым, он покраснел бы до корней волос. Но Кирен только шире распахнул глаза.

- Если хочешь, - подчёркнуто бесстрастно ответил Саймон, но сопроводил свою реплику смущённой улыбкой.

Кирен сгрёб со стола бумагу и сунул в карман толстовки, одновременно с этим со скрежетом отодвинув стул. Вид у него был такой, словно он мечтал провалиться под землю. Саймону стало жалко мальчишку, настолько осязаемым было его смущение, но он всё-таки пропустил Кирена в ванную впереди себя и закрыл за ними дверь.

Саймон выкрутил оба крана – в доме Эми были старомодные парные краны с горячей и холодной водой, и Саймон упорно пользовался обоими. Ему казалось, что в тёплой воде сидеть чуть приятнее, чем в ледяной. Он потянул через голову свитер, Кирен быстро отвернулся к противоположной стене. Саймон фыркнул, повесил свитер на крючок и быстро снял джинсы и бельё. Он хотел протянуть руку и развернуть Кирена к себе, но он слишком хорошо понимал, что смущение Кирена не было наигранным. Саймон залез в ванну, сел, подтянул колени к груди и обхватил их руками.

В чём-то Кирен был действительно прав. Он избегал частых прикосновений к спине и даже когда принимал душ, старался лишний раз не направлять струю воды в сторону позвоночника. Он прекрасно осознавал, что вряд ли вода может причинить какой-то серьёзный вред развороченным позвонкам, через которые до этого пропускали ток и по которым проходились вещества менее безобидные, чем вода, но инстинкт не давал ему провести мочалкой по открытой ране.

Саймон обернулся и позвал:
- Кирен, я… - он остановился, не договорив.

Взгляд Кирена был прикован к его спине.

- Что-то не так?

Кирен отрицательно покачал головой.

Когда Кирен прикасался к спине Саймона в первый и последний раз, держа в руках иглу, ему казалось, что всё происходит не взаправду. Не может быть, чтобы он зашивал человека. Не может быть, чтобы кто-то мог нанести человеку такую рану. Он смотрел на нити, стягивающие её края, и тускло поблёскивающие металлические скобки там, где разрезанные мышцы расходились слишком сильно. Кирен вздрогнул, представив, что кто-то живой мог спокойно вгонять железо в плоть Саймона, скобу за скобой, ровно, как по линейке, и что у этого живого ни разу не дрогнула рука. У Кирена мутилось в голове от одной мысли об этом.

И только сейчас он осознал, что в двух ладонях от тёмного провала нейротриптилинового ввода зияет ещё одна дыра. Плата за его, Кирена, второй, нет, третий, шанс. Кирену до зуда в пальцах хотелось прикоснуться к Саймону, погладить израненную спину, закрыть ладонями уродующие её шрамы, сказать ему, что всё хорошо. Но дотронуться до Саймона казалось ему едва ли не святотатством.

Саймон повернул к нему голову и что-то спросил, он даже толком не расслышал, что именно. Он опустился на колени рядом с ванной, засучил рукава толстовки и взял в руки мочалку, кажется, её протянул ему Саймон. Кирен вёл ей по белым плечам с сеткой тёмно-синих сосудов, и какая-то часть его сознания отстранённо отмечала чёткий и правильный рельеф мышц, прорисованный, как в анатомическом атласе. Саймон опустил голову, отчего рана раскрылась ещё сильнее, и Кирен едва подавил в себе вскрик и желание схватить его за плечи и заставить распрямиться. Это было настолько противоестественно, что завораживало – тёмное под разрезанной мраморной кожей, металл и просвечивающая белым кость.

Кирен очнулся, когда Саймон взял его за руку, которой он опирался о край ванны. Кирен с трудом перевёл на него взгляд. Саймон выглядел иначе – обычно гладко зачёсанные волосы намокли и прилипли ко лбу, капли воды сбегали с них, сливались с множеством других капель, и Кирен завороженно прослеживал их путь до груди. Когда Кирен наконец сфокусировал на взгляд на лице Саймона, он потянул его на себя, прикоснулся к щеке влажной ладонью и поцеловал в угол рта.

И так же, не отпуская, произнёс, задевая его губы своими:
- Всё хорошо.
В ответ Кирен прижался к его губам так, словно они были единственным, что у него осталось. Он старался не думать о том, что Саймон совершенно обнажён и что он ни разу не был наедине с другим мужчиной в такой ситуации, но в его голове бились две мысли: страх того, что Саймон сейчас дотронется до него, и он не будет знать, что делать, и страстное желание этого прикосновения.

Ладонь Саймона легла на его шею, притягивая ближе, они продолжали целоваться в неудобной, самой неудобной в мире позе, и Саймон потянул его толстовку наверх, Кирен поднял руки, выпутываясь из неё, вновь закрыл глаза и вновь на ощупь нашёл губы Саймона.

Саймон распрямился в полный рост, заставляя Кирена подняться с колен, и прижал его к себе. Ладони Кирена скользили по его плечам, по влажной коже, обрисовывая каждый рельеф, но обнять Саймона, так, как ему хотелось, Кирен не мог. Он просто не мог представить себе, как можно дотронуться до его спины и пробитого плеча.

Видимо, Саймон как-то расстегнул его джинсы, потому что они сползли чуть ли не до колен, Кирен высвободился из них, оставив на полу вместе с носками. Где-то на краю сознания металась мысль, что он будет выглядеть глупо, если разденется, и ещё глупее, если этого не сделает, было страшно и неудобно, но Саймон настойчиво тянул его к себе, не прекращая целовать, – и Кирен быстро сбросил бельё и шагнул к нему в ванну.

Саймон оторвался от Кирена, но держал его за плечи, глядя ему прямо в глаза. Он провёл по руке Кирена, поднял его запястье к губам и осторожно дотронулся ими до тёмного шрама. Потом положил его ладонь себе на плечо и заставил опустить её ниже, туда, где в его спину вошла предназначенная Кирену пуля.

- Мне не больно, - одними губами прошептал он. – И тебе не должно быть больно.

Кирен вырвал ладонь почти силой, но положил её Саймону на грудь, где под ней должно было биться сердце. Саймон накрыл его пальцы своими, опустил голову и посмотрел на него исподлобья, как показалось Кирену – виновато. И улыбнулся.

Он усадил Кирена в ванну, куда всё ещё текла вода. А потом перед глазами Кирена вновь оказался тёмный разрез с металлическими штрихами, но Саймон сел и оперся спиной на грудь Кирена. Тот заёрзал, но Саймон только прижался к нему сильнее, запрокинул голову Кирену на плечо, поднял руку, запустил пальцы в волосы на затылке Кирена, заставил его нагнуться и прошептал в самые губы:

- Удобнее мне в жизни не было.

Коротко поцеловал его, отстранился и добавил:

- После смерти – тоже.

@темы: чужие сокровища, услада для глаз, Доктор, меня вылечат?, zombie in my mind, fanfiction

URL
Комментарии
2014-07-09 в 21:13 

Джорджи Д.
Дзьозя
Я смутно знаю про что сериал, но драбблы очень понравились :heart: мальчики у тебя очень хорошие получились

2014-07-09 в 21:23 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
Джорджи Д., Джооооо!!!! Ыыыыы!!! Вот уж не ожидала, что моё сумасшествие на почве зомби захлестнёт и непричастных людей)))
Мальчики получились не у меня, а у Митчелла и актёров. Они действительно хорошие и оба по-разному покалеченные. За то я их и люблю, да что я, все их любят. Внезапно, знаешь ли, я встряла в мейнстримный поток) Но спасибище, правда, спасибище! :kiss:
А какие у нас арты к этому всему, ну! Не захочешь - и то проникнешься. Я из-за одного аж нцу написала. Хотя арт вообще G. Художники такие, что хочется свернуться в клубочек и тихо завывать, глядя в монитор.

URL
2014-07-09 в 22:16 

Джорджи Д.
Дзьозя
Amnezyna, вот я наблюдаю за вашим горением со стороны, за артами чудесными, за мальчиками милыми (щас не имею возможности скачать сериал и причаститься, но как только, так сразу), вот решила твои фики зачесть))) В общем, благословляю вас на дальнейшее горение, прекраснейшие))

2014-07-09 в 22:30 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
Джорджи Д., мимими))) У нас в сообществе есть несколько офигительных фичков. Вот заценишь сериал (я как раз сабы, блин, уже выложу к нему, сколько можно, два месяца назад кончился!) - и я тебя приму в объятия и возрыдаю на твоей груди. Ну или ты на моей. Я ещё тут дотлеваю чего-то. Хотя я уже как обычно - шеф, всё пропало, три недописи отечественных, две идеи импортных, и к посту набросок. Два.

URL
2014-07-11 в 00:46 

Ingegerd
Amnezyna, втоооооорой. :weep3:
Какая очешуительная прелесть. :weep3:

2014-07-11 в 12:24 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
Ingegerd, мне почти не стыдно за свои психологические кинки, да) Спасибо! :squeeze:

URL
2014-08-22 в 23:49 

Герцог был удивительным мудаком
мы здесь потому что мы цемент
Я таки не выдержал и начал смотреть...
А потом прочитал
Второй текст просто ааааааа

2014-08-22 в 23:54 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
tier wolf, смотреть - это совершенно правильно. Ты ещё на соо сходи, у нас там мнооого хорошего. Да и моя графомань по большей части там же. Ну и вообще спасибо, да )

URL
2014-08-23 в 00:16 

Герцог был удивительным мудаком
мы здесь потому что мы цемент
Уже пошел, уже

2014-08-23 в 00:45 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
tier wolf, ну, в добрый путь. Ибо там дофига! :)

URL
2014-08-23 в 00:52 

Герцог был удивительным мудаком
мы здесь потому что мы цемент
Я так понял и команда на зфб идет?

2014-08-23 в 01:37 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
tier wolf, я не знаю, я вообще не интересуюсь. До зимы слишком много времени, 90% тех, кто сейчас яростно хлопает крыльями, до того времени отвалится. Меня особо не звали, я сама не вписывалась, так что тебе лучше узнать прямо там в теме.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Pride, procrastination and zombie

главная