Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:56 

Драбблы для WhoLock, часть I

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
Поскольку я люблю порядок, то я их буду выкладывать тематически, чтоб не мешать юморы с типадрамами.
WhoLock, первый пошёл.

Этот текст должен был быть в два раза больше и в пять раз беспросветнее.

Название: Ничего не произошло
Автор: Amnezyna
Бета: Estimada
Размер: драббл, 829 слов
Пейринг/Персонажи: Молли Хупер, Одиннадцатый
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Дисклеймер: всё принадлежит АКД, Моффату, Гэтиссу и Расселу Ти Дэвису, ничего не извлекаю, всё извлекается из меня
Размещение: спросите и уносите


С Молли Хупер никогда не происходило ничего хорошего. Она думала, что это из-за имени — что хорошего может произойти с девочкой, которую зовут, как какую-нибудь мышь из детской книжки? Но она уже привыкла и не жаловалась. Так что когда из шкафчика прямо ей под ноги вывалилось что-то большое и цветное, она на всякий случай взвизгнула и отпрыгнула, а уже потом пригляделась. Не поверила глазам, присела и пригляделась ещё раз. Валентинка. Роскошная, розовая, покрытая золотыми блёстками, совершенно настоящая. Молли потрогала её пальцем, на кончике осталось несколько прилипших золотых крупинок.
— Гляньте-ка, кто-то прислал Хупер валентинку!
— Да кто может прислать валентинку Хупер?
Конечно же, красотка Эсти уже была тут как тут.
— Сейчас посмотрим. Дай сюда!

Эсти уже протянула руку, но Молли неожиданно для себя самой схватила картонное сердечко и засунула его за корсаж сарафана. В другое время Эсти и её прихлебательниц это бы не остановило, но прозвучал звонок и толпа отхлынула, разбежавшись по классам.

После урока Эсти разбирала собственные валентинки и одинокая открытка Молли её уже не интересовала. Молли весь день украдкой прижимала ладонь к груди, где между тонкой блузкой и шерстяной тканью сарафана лежала она. Валентинка. Первая в её двенадцатилетней жизни настоящая валентинка.

Дома Молли первым делом заложила валентинку между тетрадями в ящике стола, и начала переодеваться к ужину. Уже выходя из комнаты, она метнулась к столу, вытащила открытку и переложила её в ящик с нижним бельём, которого было немного, но розовый картон через него не просвечивал. Она захлопнула дверцу, но, сделав шаг, вновь развернулась, покопалась в ящике и воровато опустила валентинку в карман домашнего платья.
После ужина Молли отпросилась у родителей на прогулку, заверив их, что все уроки сделаны и её хвалили в школе. Разумеется, открытка перекочевала в карман пальто, из которого Молли не вынимала руку до самого парка, осторожно поглаживая шероховатую от блёсток бумагу.

Розы красны,
Фиалки — голубые,
Будь моей валентиной,
Я жду тебя.

А ниже угловатым неровным почерком следовало: "Дорогая Эсти, будь моей валентиной сегодня. С любовью, Ник".

Валентинка упала на мокрую дорожку, и розовый цвет с одного бока начал быстро сереть. Молли смотрела, пока буквы "Счастливого дня святого Валентина" не начали расплываться перед глазами — тогда она сморгнула слёзы, размазала их по щекам, встала со скамейки, старательно наступила на середину открытки — и только после этого стремглав побежала по дорожке, не сдерживая всхлипов.

Она почти добежала до выхода, когда едва не влетела головой в бордовую ткань чьего-то пальто. Молли вытерла лицо ладонью и подняла взгляд вверх.
Сверху на неё смотрели весёлые по-весеннему зелёные глаза, на которые падала забавная чёлка.
— У кого-то сегодня плохой день, — констатировал обладатель зелёных глаз, придержав Молли за плечи.
— Извините, сэр, — пробормотала Молли и попыталась вывернуться.
— Я Доктор, а не "сэр".
— Извините, доктор, — автоматически поправилась девочка.

Мужчина присел, заглядывая ей в лицо.
— Очень плохой день, — заключил он.

Молли подумала, выбирая между всхлипом и кивком, и всё-таки кивнула, украдкой попытавшись смахнуть опять выступившие слёзы и утереть начинающий распухать нос.

Доктор распрямился, вновь оказавшись почти в два раза выше Молли, той пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть на него.
— Пойдём, — он протянул ей ладонь.

Молли отступила на шаг, на всякий случай сцепив руки позади себя.
— С незнакомыми людьми нельзя разговаривать и никуда ходить, — отчеканила она.
— Мы уже не незнакомые, ты знаешь, как меня зовут, — широко улыбнулся ей в ответ Доктор.
— Доктор — это не имя, — парировала Молли.
— А у меня — имя, — Доктор лихо козырнул двумя пальцами и вновь протянул ладонь, призывно покачав ей в воздухе. — Итак, куда отправимся?
— А это далеко? — поинтересовалась Молли, всё ещё сжимая ладони за спиной.
— Зависит от тебя, — новый знакомый подмигнул ей и щёлкнул пальцами.

Дверь старой телефонной будки позади него распахнулась, и из неё хлынул яркий свет. Молли зачарованно заглянула внутрь.
— Заходи, — Доктор махнул ей с порога.
Молли сделала несколько осторожных шажков и очутилась внутри странного помещения — огромного, переливающегося голубыми и белыми огнями, совсем нездешнего. Больше всего это было похоже на капитанскую рубку из "Стар Трека" или какого-нибудь другого фантастического сериала, в который Молли всегда мечтала попасть. Иногда она закрывала глаза и представляла, что вместо стола перед ней — огромная приборная панель, и только она может вывести экипаж к новой неизвестной планете.
Молли моргнула. Доктор смотрел на неё выжидающе.
— Она больше... больше...
— Все так говорят, — удовлетворённо выдохнул Доктор и хлопнул в ладоши. — Знакомься, это Тардис, Тардис — мой корабль, который может переместить нас во времени и пространстве. Хочешь в Египет? К царице Нефертити? Я помню денёк с чудесной погодой. Да, Тардис, это... Кстати, как тебя зовут?

Её зовут Молли Хупер. С ней не может произойти ничего хорошего. Никогда.

Молли распахнула глаза и попятилась. Голубой свет начал медленно сереть.
— Никак! — крикнула она и со всех ног бросилась назад, в сумерки парка.

***

Июньским утром Шерлок шагнул на порог её квартиры в компании высокого зеленоглазого мужчины.
— Это доктор, — мимоходом бросил Шерлок, — он уже уходит.

Молли задалась вопросом, почему её совсем не удивило, что за прошедшие почти двадцать лет Доктор почти не изменился.

С Молли Хупер никогда не происходило ничего хорошего, она к этому не привыкла и не жаловалась.

И только однажды она засомневалась в своём жизненном кредо — когда, закрывая за собой дверь, Доктор подмигнул ей и отсалютовал двумя пальцами.



А этот текст вышел почти таким, как я хотела. И я хочу от него продолжение, сиквел, приквел и вбоквел, потому что тема богатая, как мне кажется.

Название: Его звали Гарри
Автор: Amnezyna
Бета: Estimada
Размер: драббл, 930 слов
Пейринг/Персонажи: Грегори Лестрейд и разные
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Дисклеймер: всё принадлежит АКД, Моффату, Гэтиссу и Расселу Ти Дэвису, ничего не извлекаю, всё извлекается из меня
Размещение: спросите и уносите

Нет ничего банальнее утверждения, что всё в этой Вселенной взаимосвязано. Где-то вспыхивает звезда, где-то случается отлив, кто-то находит на берегу раковину с жемчужиной. Где-то в глубине земли бурлит магма, где-то случается землетрясение, кому-то под ноги падает книга, и через много лет в мире становится одним физиком больше.

Где-то в Килбёрне мартовским днём 2009 года инспектор Скотланд-Ярда Грегори Лестрейд споткнулся на ровном месте, но ничего, кроме кратких колебаний воздуха звучным односложным словом, Вселенной это не принесло. То, что ветер бросил ему в лицо листок бумаги, тоже не было чем-то из ряда вон выходящим ни по меркам Вселенной, ни даже по меркам нецентральных лондонских улиц. Лестрейд уже собрался скомкать и выбросить листок, но ему показалось, что он увидел на нём что-то важное — не то знакомую фамилию, не то какой-то знак. Инспектор расправил листок на колене, но он оказался девственно чистым. Вернее, недевственно грязным, но ни в какие загадочные надписи и знаки отпечатки чужих подмёток не складывались. Грег смял листок, бросил его в урну, и в тот же момент покачнулся и оперся рукой о стену. Потёр висок, в котором неожиданно начала биться неприятным рваным ритмом мигрень. Поморщился, несколько раз моргнул, отгоняя странное ощущение — будто вместе с мигренью в голову пришла какая-то мысль, но ускользнула, так и не оформившись. Потёр ноющий висок ещё раз и зашёл в магазин, по счастливой случайности оказавшийся аптекой.

Когда пару недель спустя Грег Лестрейд зачем-то попытался окликнуть невысокого молодого человека, показавшегося ему странно знакомым, и застыл посреди Бродвея, так и не поняв, зачем он хотел это сделать, во Вселенной стало одним оттоптанным ботинком больше. А спустя десять минут в ней стало меньше одной таблеткой аспирина, которую обозлённый своим нелепым поведением, испорченным ботинком и приступом головной боли Лестрейд проглотил, даже не запив водой.

Когда спустя ещё неделю где-то в Ньюхэме Грегори Лестрейд потянулся за фотографией и смахнул на пол бокал с виски, никаких последствий для Вселенной из этого также не проистекло, если не считать чем-то глобальным истечение виски на колени Морису Лерэю, лет двадцать пять как известному присутствующим под прозвищем "Лягушка". Взрыв смеха из четырёх мужских глоток тоже ничем для Вселенной не ознаменовался.
— Грег, как тебе в полиции ствол доверяют? — толкнул инспектора в плечо один из смеявшихся.
Грег не ответил, он вглядывался в фотографию. Что-то было не так. Грег покрутил фотографию так и эдак, положил на стол, потом поднёс поближе к глазам.
— Уилл, слушай, тебе не кажется, что здесь кого-то не хватает? — он развернул фото, с которого улыбалось четверо мальчишек, к своему соседу.
Уилл Пенроуз сунул Грегу в ладонь новый бокал и забрал глянцевый прямоугольник с заломленными краями.
— Эй, это матч, мы тогда надрали ребят из Лэнгдона! Смотри, Лягушка, твой порванный мяч! — Уилл почти лёг на диван, чтобы дотянуться до Мориса, который пытался вытереть брюки при помощи бумажной салфетки и был удручён тем, что у него ничего не выходило. Услышав Пенроуза, он отвлёкся от своего занятия и взглянул на фото.
— Погоди, разве это после матча с лэнгдонскими? Малышу бровь рассек вратарь из Листера, вон, у него она тут заклеена, — Морис ткнул пальцем в вихрастого парня, на полголовы выше остальной троицы на фото: — Малыш, листеровский же?
Подождав немного, он крикнул чуть громче:
— Малыш! Даррен!

На возглас Мориса из кухни выглянул крупный мужчина с бритой налысо головой, Морис поднял повыше фотокарточку и помахал ей в воздухе.
— Ага, из Листера. Но мы им накостыляли, даже брови не жалко, — ухмыльнулся Малыш-Даррен и почесал левую бровь.
— Погодите, — Грег Лестрейд встал со своего места, отставил бокал и отобрал фотографию у Мориса, — был же...
Он остановился и вопросительно посмотрел на троих друзей, явно ждавших продолжения реплики.
— Был... Мы дружили... Кажется, — Грег ещё раз обвёл взглядом троицу и махнул рукой: — Вот чёрт. Крутится же в голове.
— Кому-то больше не наливать, — расплылся в улыбке Малыш.
— Да иди ты, — огрызнулся Грег, поднял бокал, отпил солидный глоток и плюхнулся назад в кресло. Фотографию он из рук так и не выпустил.
Через некоторое время он вдруг поинтересовался:
— Уилли, а где остальные фотки?
— У тебя под ногами коробка стоит, — кивнул Уилл. — Из-под твоих, кстати, кроссовок. Помнишь, как мне их проспорил?

Троица опять зашумела, вспоминая подробности, а Грег вытащил из-под кресла коробку и сосредоточенно начал в ней копаться. Некоторые фотографии он откладывал сразу, некоторые подолгу крутил перед глазами, а потом клал на край стола.

— Ребята, его как-то звали, не то Уэсли, не то Мэйсон, мы точно дружили, он вроде потом пошёл в колледж, стал какой-то большой шишкой.
— Ты вон стал каким-то вшивым полицейским инспектором, и то мы знакомством с тобой гордимся, — Морис отсалютовал бокалом в сторону Малыша и Уилла, те согласно кивнули. — А если бы кто-то из наших выбился в действительно большие шишки, думаешь, мы бы этого не помнили?
— Я же помню! — Грег со стуком опустил бокал на стол.
— Конечно, даже имя назвать не можешь и на фотке показать тоже.

Грег вновь взял в руки ещё одну фотографию, прижал ко лбу холодный стакан. Ему казалось, что на втором плане есть что-то едва заметное, словно полустёртое, почти физически раздражающее невозможностью разглядеть и вспомнить. В виске опять начало неприятно постукивать.
— Ларс, — бормотал Грегори, — Ланс, Ларри...
Вдруг он вскочил с кресла, заставив остальных вздрогнуть от неожиданности.
— Гарри! Его звали Гарри!
— Гарри? — недоверчиво переспросил Малыш.
— Гарри! — торжествующе повторил Грегори. — Светленький такой, ну, вспоминайте! Это не я сбрендил, это вы все мозги пропили!
— Гарри, — неуверенно произнёс Морис. — Погоди, светленький, Гарри.
Лестрейд зажмурился на мгновение, напрягся и выпалил:
— Гарольд! И фамилия как-то не то на З, не то на С...
Уилл, Даррен и Морис, не сговариваясь, потянулись за фотографиями.

Всё в этой Вселенной взаимосвязано. Где-то Грегори Лестрейд произнёс имя своего школьного друга, которого не должно было существовать в этой версии Вселенной. А где-то загорелся зелёным мертвенным светом камень в тяжёлом старинном перстне, потемневшем от времени и копоти от огня погребального костра.


@темы: фандомные игрища, псевдопсихиатрия, один обычный Инспектор, the Holmes, something blue, fanfiction, crossover and over, and over

URL
Комментарии
2014-03-19 в 05:37 

~Натали
Людям с серыми глазами всё можно.
Его звали Гарри просто потрясающий текст! Я еще с ЗФБ под впечатлением. Очень глубокий, просто физически ощущается, и кажется, что ты сам вот-вот вспомнишь...

2014-03-19 в 08:16 

Murna Ben C
Людей с высоким интеллектом посещают крайне извращенные фантазии... я знаю, о чем говорю. (c)
Его звали Гарри очень сильно... в голове начинают разворачиваться целые миры - отчего и как так произошло.... и что может быть дальше...

2014-03-19 в 13:29 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
~Натали, спасибо. Я считаю, это самое удачное из сделанного для ЗФБ. Это - и, может, миди "Моё право", которое, конечно, ещё б подшлифовать.

Murna Ben C, вот бы кто-нибудь это написал, а я бы почитала :)

URL
2014-03-19 в 14:09 

~Натали
Людям с серыми глазами всё можно.
Amnezyna, "Моё право" - да, тоже сильный текст, для меня оказался довольно тяжелом, что, разумеется, никак не уменьшает его качества. Просто тема очень непростая. Ее страшно читать и нелегко, скорее всего, писать.

2014-03-19 в 15:54 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
~Натали, для меня тема Оуэна всегда непростая. И тяжёлая. Но "Торчвуд" вообще потяжелее "Доктора" даже в первом приближении. Писать было нелегко даже не из-за темы, а из-за того, что очень не хотелось скатываться в истерику (но в итоге всё равно скатилась). Перед персонажами неудобно)

URL
2014-03-19 в 16:00 

Bosaya maya
Family freak.
Этот текст должен был быть в два раза больше и в пять раз беспросветнее. По-моему, вышло и так достаточно беспросветно:(

2014-03-19 в 18:14 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
Bosaya maya, там в конце чуточку разбавлено всё-таки. Первоначальная задумка была вообще такая, что хоть вешайся и влюбляйся в Шерлока Холмса.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Pride, procrastination and zombie

главная