Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:59 

Дом, который построил Дойл

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
Сюр. Написанный давно, в период WTF, под впечатлением и настроением, но он был слишком неоформлен. Идея бессовестно утянута у обожаемого мною Григория Горина. Правда, перевернуть её у меня не получилось, но мне сейчас очень надо выложить что-нибудь законченное. Пусть даже и такое. И под грифом "1.0".

Название: Дом, который построил Дойл
Автор: Amnezyna
Персонажи: Шерлок Холмс, Джон Уотсон, бригадир Жерар
Жанр: сюр, видимо, и AU
Рейтинг: G
Размер: мини, 1400 слов
Дисклеймер: сэр Артур Конан Дойл придумал, Моффат и Гэтисс развили идею, вот пусть им всё и достаётся.
Примечание: кроссовер с произведением Григория Горина


Молодой человек с видимым трудом приподнял серебряную кофейную ложечку, которая была размером практически с него.

- Встаньте, Уотсон.

- Зачем?

- Мне нужно проверить гипотезу. Наш рост. Если мои расчёты верны, то мы выросли на пятую часть дюйма.

- Чьего дюйма? Нашего? Доктора? Или вот того верзилы? - сидевший неподалёку мужчина чуть постарше, с тронутыми сединой висками, раздражённо махнул сигаретой в сторону окна, огромного, как и всё в этом доме. У окна стоял светловолосый мужчина в гусарском ментике наполеоновской армии.

- Уотсон, вам трудно подняться и помочь мне с измерениями?

- Давно пора понять, наш рост – это показатель того, что доктору Дойлу нет до нас дела. Ещё немного – и мы вообще можем исчезнуть, как та парочка.

- Финансовые магнаты, отец и сын, оба одиноки, подвержены…

- Да-да, именно они, - прервал тираду доктор. – Они исчезли. Даже их силуэты, хотя ещё недавно я видел их где-то в соседней комнате.

- Этому есть научное объяснение, и я его найду, Джон.

- Вот, вы опять обращаетесь ко мне на ты, Холмс. Опять началось. Неужели вы не чувствуете?

- Иррационально, Джон. Твои домыслы не имеют под собой научной базы.

***

- Не больше восемнадцати лет, сирота, работает подмастерьем кузнеца. Вернее, работал, пока не занялся боксом… - лениво перечислял Шерлок, дирижируя самому себе сигаретой.

- И не надоело тебе? – отозвался Джон. – Ты видишь его не в первый раз.

- Скучно! – детектив вскочил. – Скучно! Скучно быть запертым вместе с этим тупоголовым юным боксёром, который едва умеет читать, и с этим проклятым гусаром. Хоть какой-то интерес вызывает химик, но он мнит себя гением, не имея для этого ни малейших оснований.

По лицу его собеседника пробежала болезненная гримаса, и он отвернулся, чтобы молодой человек случайно не обратил на неё внимания.

- Из-за того, что доктору Дойлу на нас наплевать, мы вынуждены влачить жалкое существование лилипутов, пока ему не вздумается вновь заняться сочинительством. Я жду вестей от Мориарти.

- Не говори о нём, - тихо попросил Джон.

- Тебе легко. Твой мозг не требует постоянной занятости. О, как я тебе завидую! Знал бы ты, как я завидую твоей ограниченности, Джон!

Джон бросил на него затравленный взгляд снизу вверх и тяжело поднялся на ноги, держась за спичку, которая в его руках сменила форму, превратившись в чёрную трость.

- Тебе не приходится заниматься делами призраков, которые приходят и исчезают. Мориарти хотя бы такой же настоящий, как ты и я.

Джон оперся на трость и, нахмурившись, посмотрел на Шерлока. Когда он заговорил вновь, голос его звучал ещё глуше, чем до этого.

- Шерлок, когда-нибудь… когда-нибудь он может убить тебя. Эта мысль ни разу не посещала твою гениальную голову? Ты не подумал? – Джон говорил всё громче и громче, не замечая, что срывается на крик. – Ты не подумал, что будет, если тебя не станет? Что я останусь здесь, с призраками… Один? Если тебе наплевать на себя, подумай.. .А, на меня тебе тем более наплевать. Но знаешь, я не намерен наблюдать, как ты убиваешь себя. Хочешь – занимайся этим в одиночку.

И доктор Джон Уотсон захромал в сторону от Шерлока, стоящего почти на самом краю стола и завороженно вглядывающегося в пространство перед собой.

*
- Ну наконец-то, - голос, старчески суховатый, попрыгав на полутонах, вдруг стал выше, резче и вместе с тем – плавнее, - наконец-то мы с тобой одни, дорогой мой Шерлок.

Говоривший показался из-за сахарницы. Его облик был нечётким, словно он шёл через туман, размывающий контуры, его волосы, вначале казавшиеся седыми, потемнели, плащ-крылатка стал короче, превратившись в пальто. Только глаза, тёмные, глубокие, устремлённые на Шерлока, оставались неизменными, яркими, словно все превращения расходились от них, как волны от брошенного в воду камня.

Вплотную к Шерлоку подошёл уже молодой человек, по виду – ровесник, в пижонском костюмчике, с зализанной гелем шевелюрой.

- Мы же должны разобраться с нашей маленькой проблемкой, Шерлок? – вкрадчиво прошипел он, почти прижимаясь к детективу.

**

- Шерлок! – Джон бежал к краю стола, понимая, что всё бессмысленно, но всё ещё надеясь на чудо. Он бросился ничком на полированную поверхность, глядя вниз, широко распахивая глаза, боясь увидеть.

Он не увидел ничего. Шерлок Холмс и Джим Мориарти словно растворились в воздухе.

Доктор медленно отполз от края и попытался встать, опираясь на блестящее скользкое дерево. Он схватился за свою трость, которая на мгновение обзавелась резным набалдашником, но затем вновь стала обычной скучной тростью с гладкой пластиковой ручкой. Поднялся – и резко отшатнулся в сторону, потому что стоявшая рядом чашка взмыла в воздух и так же стремительно начала опускаться, едва не придавив его.

А в следующее мгновение Джон увидел напротив себя огромную голубую радужку человеческого глаза. Глаз смотрел на него с интересом.

- Ты – эльф? – поинтересовался оглушительно громкий голос.

Джон перевёл взгляд выше и обнаружил пшеничного цвета шевелюру. Гигантские по сравнению с ним пальцы, державшиеся за край столешницы, щеголяли остатками былого маникюра. Джон быстро прикинул в уме факты.

- Нет, бригадир Жерар, я такой же человек, как и вы. Джон Уотсон, военный врач. В отставке.

- Мон дьё, - глаз быстро отдалился от Джона вслед за отпрянувшим обладателем.

- Я такой же персонаж книги доктора Дойла, как и вы, бригадир. Только, в отличие от вас, до меня ему нет дела, - Джон помолчал и добавил, - до нас.

- Доктор Дойл пишет о… - бригадир Этьен Жерар запнулся, - о лилипутах?

- Нет, по крайней мере, пока. Насколько я знаю, - Джон понял, что ноги всё-таки предательски дрожат, и сел, положив трость поперёк коленей. – Мой друг Шерлок Холмс… - голос Джона дрогнул и он на мгновение прижал ладонь к глазам.

- Что с вами? – прогудел Жерар. – Я могу вам чем-нибудь помочь?

- Мой друг погиб. Только что.

- Ох, - Жерар пододвинул стул, проехавшийся по паркету с оглушительным звуком, сел и положил подбородок на переплетённые пальцы рук. – Поверьте, я знаю, каково это – терять друзей.

- Вряд ли, - сказал Джон. – Даже не предполагаете, что это – терять его здесь. Раз за разом. И ждать, пока он появится вновь, гадать, каким он будет на этот раз – и запрещать себе думать о том, что он может не появиться вообще. Для него история каждый раз начинается
снова, с нашего знакомства. А для меня… Доктор Дойл не убивал меня, поэтому роскошь забвения мне не дана.

- Что-то я недопонимаю, дорогой доктор Уотсон. Ваш друг погиб, но он вернётся? Из мёртвых?

- Я и сам недопонимаю, но таково свойство этого дома. Что бы мы ни делали, чем бы ни занимался Шерлок Холмс, рано или поздно появляется Мориарти, и они уходят вдвоём. Так или иначе. Это повторяется, снова и снова. Они меняются, и я меняюсь. Я боюсь смотреться в зеркала, бригадир. Я не знаю, чьё лицо я там увижу.

- Так вы здесь один?

- Сейчас – да. Знаете, к десятому разу я уже почти привык. А потом просто сбился со счёта.

- Но доктор Дойл…

- Знаете, мне кажется, что нас пишет уже не только доктор Дойл. Иначе мы были бы такого же роста, как и вы. Но доктор Дойл так отчаянно пытается избавиться от Холмса и от меня…

- Я знаю мсье Рафлза Хоу, мсье Найджела – он недолюбливает меня за то, что я француз, но он благородный воин, даже этот препротивный тип капитан Шарки, которого меня всё тянет поддеть на саблю –даже он выглядит, как обычный человек. Мне кажется, вы преувеличиваете нелюбовь доктора Дойла к вам.

- А по-моему, наоборот, - Джон замолчал.

Бодрый бригадир тоже казался приунывшим.

- Почему же я не встречал вас раньше, доктор Уотсон?

Джон пожал плечами.

- Мой размер не предполагает тесного общения с другими обитателями дома. То, что вы заметили меня сейчас – чудо. Кстати, какой сейчас год, по-вашему?

- 1809.

- Вот видите. А у меня – 1891. У доктора Дойла, смею надеяться, скоро наступит рубеж веков.

- Почему?

- Потому, что когда у него настанет 1900, Холмс вернётся. Не знаю, как он будет выглядеть, не знаю, кем буду я, не знаю, сколько лет пройдёт, но он вернётся.

- А ведь вы счастливый человек, доктор, - заметил Жерар, помолчав.

- Вы считаете?

- Ваша история не дописана. Вы живёте. И знаете, мне кажется, вы уже даже не принадлежите этому дому. Может, вам стоит выйти туда? – бригадир махнул рукой в сторону окна.

Джон Уотсон зачарованно проследил за движением руки Жерара.

- Вы думаете, я могу…?

- Доктор Дойл вызвал всех нас, доктор Уотсон, мы пришли и остались с ним. А вас, сдаётся мне, уже зовёт кто-то другой, - бригадир с грустью посмотрел сквозь стекло.

Джон развернул нитку, обмотанную вокруг пояса, и обернул её вокруг ручки чашки. Подёргал, примерился, привычным движением оттолкнулся от края стола и заскользил вниз. Его трость осталась лежать рядом с блюдцем, но когда бригадир Жерар поискал её глазами, чтобы передать доктору, столешница была пуста.



@темы: AU-ау и тёмный лес, Little Brother, crossover and over, and over, fanfiction, the Holmes, Доктор, меня вылечат?, версия 1.0

URL
Комментарии
2013-05-23 в 01:54 

dark_seven
born to be... там разберёмся
грустная сказка о нелюбимых детях автора, но конец очень обнадёживает :)

2013-05-23 в 22:27 

Amnezyna
Граммар-далек Ѣ / Человек-кроссовер © Snake Gagarin
dark_seven, мне всегда было очень обидно за "нелюбимых детей". Хотя "любимых детей" Дойла я тоже очень люблю, но с Холмсом он как-то вообще по-свински обходился.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Pride, procrastination and zombie

главная